Отдел духовых и ударных инструментов г.Кировоград - Муз.Училище

Кселофон

История Кселофона



Возникновение ударных инструментов. История ксилофона.
1 ноября 2010 - Kawazu



Конечно, такое "пренебрежение" было не случайно и имело свои объективные причины, заключавшиеся в эстетике европейской музыки классического и романтического периода вплоть до XX века.Ударные инструменты - первые музыкальные инструменты в истории человечества, они наиболее природны."Как музыкальные элементы ударные родились первыми.Действительно, человек еще не пел, а шаг его при ходьбе или беге уже выражал какой-то темп,ритм - правда, простой, но достаточно выраженный и ровный, чтобы иметь музыкальный характер. Если же у человека оказывалось орудие у пояса или простейшие орудия за плечами, которые ударялись друг о друга, этого было уже достаточно, чтобы занять его слух…". Но как согласовать этот простейший и, без сомнения, бесспорный вывод с ксилофоном, который не просто ударный, а мелодический ударный инструмент? То есть ксилофон выражает не только и да-же не столько первичный музыкальный компонент - ритм, сколько интонацию - материал, являющийся вторичным в истории музыки. М. Пекарский в статье "Биография и география барабана" так говорит о возникновении ударных: "Оставим ученым споры о происхождении музыки и удовлетворимся лишь признанием того, что музыка началась... с ударных инструментов. Ведь ударные - это ритм, а ритм - это пульс жизни. Еще Аристотель говорил: "Ритм присущ нашей природе".Ритм - это работа, смена дня и ночи, бодрствование и отдых, биение сердца, ходьба, движение небесных тел и многое, многое другое. А какие еще инструменты, как не ударные, могут лучше выразить ритм в музыке?"
Если шаг человека имел ритм, который он передавал предметам, которые он нес, вполне естественным было ему додуматься до обратного: взять две дощечки, бить их друг о друга и тем самым отбивать ритм ходьбы, бега, а потом и
танца.
Неоспоримо то, что отныне этот человек занимается музыкой; его деревяшки превращаются в трещотку и кастаньеты; мы их превратили даже в мелодический инструмент ксилофон.
Можно ли ответить на вопрос о том, когда же именно появились ударные инструменты вообще и ксилофон в частности? Ясно, что предположение - "когда человек еще не пел" - мягко говоря, не точно. Дж. Г. Говард утверждает:
"История музыки начинается в каменном веке", - а это означает, что и история ударных началась тогда же. Это подтверждается целым рядом археологических исследований. С. Н. Бибиков рассказывает о сделанных из костей мамонта самых древних ударных инструментах. Кости, названные "остеофоном", найдены под Черниговом, и этанаходка относится к эпохе позднего палеолита. К эпохе раннего неолита относится найденный во Вьетнаме древнейший литофон, изготовленный их камня(роговика). В эпоху же неолита изготовлены глиняные барабанчики, найденные при раскопках в Польше.
Все упомянутые нами первобытные инструменты, как мы замечаем, изготовлены из "вечных" материалов: костей, камня и глины. Это и неудивительно: в земле не сохраняется ни дерево, ни кожа. А ведь именно из дерева изготавливается предмет нашего интереса - ксилофон, а из дерева и кожи - древний барабан. Именно таким инструментам, их происхождению посвящены многие страницы исследований, гипотез. Но ведь самая блестящая гипотеза, самая остроумная догадка нуждается в проверке и подтверждении - а это трудно сделать, не располагая хотя бы минимальным количеством памятников материальной культуры. Трудно, но возможно. Для этого нам необходимо кратко упомянуть об еще одном литофоне,найденном также во Вьетнаме, но уже не в земле, а в современной деревне, у современных людей, пользующихся этим инструментом, по сей день во время праздников. Что же это? Простое совпадение - два аналогичных инструмента: неолитический и современный? Нет. Вот вывод, к которому пришли музыковеды: культурные традиции народа сохраняются на протяжении многих веков. Этот вывод позволяет нам, наблюдая современные народные инструменты, заглянуть в глубь столетий. Мы как бы устанавливаем обратную связь: с одной стороны гипотеза, с другой - ее подтверждение в музыкальном быте народов. Но, конечно, широкое распространение инструмента является недостаточным свидетельством его древности.
А вот распространение инструмента у наиболее древних или, как раньше говорили, "примитивных" народов говорит о весьма "преклонном" их возрасте.
Но все равно нельзя определить точное рождение ксилофона по заключению инструментоведа Рогаль-Левицкого6, что его возникновение "восходит к глубокой древности и, точнее, к тому времени, когда о сознательной жизни человечества можно было говорить только, как о "первобытном состоянии "его".
С уверенностью можно лишь сказать, что инструменты из дерева, в том числе, очевидно, и ксилофон, старше
своих "собратьев" - металлических ударных, появившихся не раньше, чем человек научился изготовлять металл. Это означает, что ксилофон мог быть известен древним до эпохи энеолита ("бронзового" века). Эта гипотеза подтверждается, как мы уже говорили, распространением ксилофона у наиболее древних народов, а именно у племен
Африки, Юго-Восточной Азии, Полинезии, а также Центральной Америки. Назовем некоторые из этих инструментов: "гойом" и "иайа маримба" из Гватемалы, "цулаи" с Гавайев, "ронат-эк" из Таиланда, "ронеат", "ронеат-эк", "ронеат-тхунг" из Камбоджи, "гембанг кайу" из Индонезии "моккин" из Японии, "патала" из Бирмы, "фонг-ианг" из Китая, "тетере" у народов маори из Океании, "ансан’У’нкис" у пигмеев Африки, "акадинда", "энтаала" из Уганду, "балафон" из Гвинеи, "дапела", "мбила" из Южной Африки, "хандья" из Западной Африки, "бала" из Мали и Гвинеи, "баланди" из
Сьерра-Леоне, "балафо" из Судана, "амбира" из Эфиопии, "база", "димба", "мадимба" из Конго и т. д.
Нашими основными источниками информации об истории ксилофона в Европе, а также о возникновении европейских ударных являются несколько трактатов (иногда неточных) и еще множество рисунков, скульптур и немногочисленных витражей. Создавались они в Средние века и в эпоху Возрождения. Основные сведения мы можем почерпнуть из религиозных картин того времени. К счастью, во всех "Благовещениях", "Свадьбах в Каннах", "Царях Давидах", "Встречах Саула на небесах" и других столь же радостных событиях герои изображены в одеждах, характерных для того периода, когда жил художник. Часто фон составляли музыканты - крестьяне или ангелы. Эти музыканты играют на инструментах, выписанных с большой тщательностью, и именно по ним мы можем судить не только о внешнем виде инструментов, но и о том, как на них играли. В конце концов, была выработана методика определения точности изображения игры на инструментах. Если на флейте больше отверстий, чем пальцев у исполнителя, или струнный инструмент держат так, что играть на нем невозможно, то, конечно, возникают сомнения в точности изображения ударных инструментов, показанных художником на том же рисунке, - как бы убедительно они не выглядели. Когда же изображения инструментов на картинах различных художников совпадают, мы можем признать их точными.
Обычно считается, что в Европу ксилофон пришел не ранее XV столетия и изначально распространился в ее юговосточной части, в роли подлинно народного инструмента. Первое упоминание о ксилофоне встречается в книге, посвященной органным мастерам и органистам, незрячего чешского органиста Арнольда Шлика, названного "старшим", в отличие от своего отпрыска, названного "младшим". В своем произведении, изданном в 1511 году, о ксилофоне он говорил, как об "ударном деревянном инструменте" (hultze glecht). Именно с того времени упоминания о нем то и дело встречаются в различных литературных источниках, а его изображение - на немалочисленных гравюрах. Тем не менее, устройство этого инструмента никогда не поднималось до уровня известных в то время образцов. Ксилофон оставался на низшей ступени музыкального развития и по большей части использовался странствующими музыкантами, которые отнюдь не требовали от той разновидности ксилофона каких-либо изысков.
Однако действительно ли, что ксилофон начал свое бытование в Европе именно в начале XVI века, то есть ко
времени этого первого упоминания? Ведь история инструментов тесно связана с их географией. Они либо появляются в разных местах независимо друг от друга, либо перемещаются из одной части света в другую. Иногда на какое-то время их забывают, и возвращаются они уже в качестве заморских диковинных предметов. Древние греки, например, знали большие металлические диски "эхейон" - то, что сейчас мы называем гонгом или тамтамом. На долгое время этот инструмент был прочно забыт, и мы встречаемся с ним уже в странах Южной и Юго-Восточной Азии. В Европу он возвратился лишь в XVIII веке. А что, если древние обитатели Европы знали не только гонги "эхейон", но также и "мелодические брусочки"? Во всяком случае, никто не мешает предположить это..
Вплоть до XVI века исследователи инструментов не жаловали своим вниманием ударные инструменты. К примеру, такой авторитетный писатель, как Себастиан Вирдунг решительно отказывался включить их в число музыкальных инструментов в своем "Кратком сочинении о музыке". Вот что он говорит о "громыхающей бочке" - о барабане: "Они приносят много беспокойства набожным старцам, больным и слабым, благочестивым людям в монастырях, тем, кто должен читать, учиться и молиться. И я поистине убежден, что изобрел и создал их сам дьявол, ибо нет от них никакого удовольствия и вообще
ничего хорошего. Если бы стук и грохот были музыкой, медники и бондари должны были бы считаться музыкантами, но это все чепуха"10. Это было сказано в 1511 году. Однако уже в 1828 году другой авторитет, Мартин Агрикола11,описывает ксилофон под названием strohfiedel (соломенная скрипка), состоящий из 25 деревянных пластин.
Ганс Гольбейн13 в своем цикле гравюр по дереву оставил нам для разглядывания четкое и ясное изображение
ксилофона, на котором скелет исполняет похоронную песню. Это знаменитые "Танцы смерти", выполненные около 1525 г. Возможно, под влиянием этих гравюр К. Сен-Санc в 1874 г. ввел в оркестр своей симфонической поэмы "Пляски смерти" ксилофон.
В 1636 году Марин Мерсен14 в своей энциклопедической "Всеобщей гармонии" описывает два инструмента (под
названиями "claque-bois", "patouilles" и "echelettes") более высокого класса. Один состоит из 17 пластин, по которым ударяют молоточками, находящимися на специальной панели. Другой инструмент состоит из 12 пластин, по которым ударяют деревянным молоточком. Как рассказывает Джеймс Блэйдс15, Марин Мерсен трактует эти ксилофоны весьма
научно.
В отношении инструмента с 17 пластинами он утверждает, что длина пластины самого низкого тона в пять раз
больше длины самой высокой пластины, так как их тона должны относиться друг к другу, как 5 к 1. Инструмент с 12-
ю пластинами, по мнению Марина Мерсена, должен иметь отношение 3 к 1, но он добавляет, что создатели уменьшают пластины так незначительно, что первая представляет собой удвоенную последнюю, и их длина компенсируется толщиной. Он (Марин Мерсен), очевидно, рассматривал ксилофон как незаурядный инструмент, утверждая, что он доставляет также много удовольствия, как и любой другой инструмент, если на нем играть с полной отдачей. Известен один документ, опубликованный Джузеппе Парадосси в 1695 году в Болонье. Он называется "Modo facile di suonare il sistro nomato il timpano", то есть "Простой метод игры на "систро", названный "тимпано"". На оригинале титульного листа изображен черно-белый набросок ксилофона с 12-ю пластинами, и книга содержит, в добавление к тщательно разработанному посвящению, 8 страниц мелодий (главным образом народных танцев). Термин "систро" сейчас относится к другому инструменту, набору небольших грибовидных колокольчиков, но из изображения на титульном листе видно, что Дж. Парадосси имел ввиду именно ксилофон (кстати, партия "систро" в оригинале партитуры "Севильский цирюльник" написана на одной линейке без ключевой сигнатуры, что дает возможность предполагать, что Дж. Россини имел ввиду простой треугольник).
Уже в 1650 году появился клавиатурный ксилофон, так называемый "Tastenxilopon Кирхера", в котором по
17-ти пластинам снизу ударяют молоточками, приводимыми в движение с помощью клавиатуры. Каноник Гэлпин
дает описание аналогичного инструмента того же столетия "Regale de bois". В следующем веке Генрих Николаус Гербер16 (1702-1775) изобрел клавиатурный ксилофон в виде клавикорда с диапазоном в 4 октавы. Клавиши отпускали деревянные шарики, которые ударяли по пластинам.
Ксилофон Средних веков был простым по устройству инструментом: деревянные пластинки, свободно нанизанные одна за другой на струны или помещенные на соломенные валики (что послужило основанием одному из его названий: "соломенная скрипка") и расположенные от исполнителя вперед и в один ряд. Он имел целый ряд местных названий, список которых мы приводим:
Старо-итальянские
Arpilegno
Organo di legno
Silorgano, xilorgano
Sticcato
Старонемецкие
Gigelira
HolzernesGelachter
Hulzen Gelachter
Holzfidel
Holzharmonika
Старо-французские
Balafon du Senegal
Claque-bois
Echelette
Harmonica de bois
Patouille
Regale de percussion
Старо-английские
Wood harmonica



Вплоть до XIX века ксилофон был инструментом бродячего музыканта, и должен был появится М. И. Гузиков,
поднявший этот непритязательный инструмент до положения солирующего, и если неравноправного, то, во всяком случае, известного в концертном мире. Вот что сообщает о М. И. Гузикове "Музыкальный словарь" Хуго Римана17: "Гузиков (Гусиков) Михаил Иосифович, знаменитый виртуоз на цимбале (так Г.Риман называет ксилофон - И.М.) родился в 1809 (1806) в еврейской семье в Шклове (Могилевской губернии, Белоруссия), умер в Ахене (Германия) 21 октября 1837. Сын бедного флейтиста, был сам сначала флейтистом, но когда обнаружились признаки болезни, сведшей его в могилу (чахотка), посвятил себя игре на построенном им самим цимбале (с деревянными и соломенными пластинками), слабые звуки которого привлекали, однако, мягкостью и приятностью тона"18. Несмотря на неко торые неточности изложения ("цимбал", "соломенные пластинки"), можно понять, что речь идет именно о "деревянно-соломенном" ксилофоне.
М. И. Гузиков, обремененный большой семьей, лишившись средств к существованию, обратился к примитивному народному инструменту, игрой на котором в детские годы он забавлял сверстников. Инструмент состоял из набора
нескольких деревянных пластинок (брусочков) (из рис. 4 мы видим, что их было 28), звук извлекался, как и на цимбалах, ударами двух палочек. М. И. Гузикову пришла счастливая мысль его усовершенствовать. Он увеличил количество пластинок до двух с половиной октав хроматического звукоряда, расположив их не поступенно, а в особом
порядке, обеспечивающем исполнение. Изыскивая также средства увеличить интенсивность звука, он поместил пластинки на трубки из плетеной соломы и добился их свободного вибрирования, что придало звучности большую силу.
Это была конструкция, ставшая основой современного ксилофона, но четырехрядного ксилофона, то есть одной
из двух основных моделей, вытесненных к сегодняшнему дню из музыкальной практики практически полностью.
Выезд М. И. Гузикова с концертами в Киев, Одессу, а затем в Вену и города Германии произвел переворот во взглядах европейских музыкантов на роль ударных инструментов, точнее, на появление сольного виртуозного салонного
ударного инструмента. Об игре М. И. Гузикова восторженно отзывались такие великие музыканты, как Лист (в письме
к Жорж Санд он писал о "поистине изумительном исполнении Гузикова", которому "аплодирует сейчас весь Париж").
Ф. Мендельсон расточал немыслимые дифирамбы в его адрес: "Это настоящий феномен, исключительный музыкант, стоящий не ниже любого великого виртуоза, как по манере исполнения, так и по своему зрелому мастерству. И потому-то он обрадовал меня своей игрой на этом деревянно-соломенном инструменте гораздо больше, чем многие своей игрой на фортепиано, хотя инструмент его очень неблагодарен... Как бы то ни было, я уже давно не испытывал такого
наслаждения от концерта, ибо М. И. Гузиков поистине гений".
В истории ударных М. И. Гузиков своим изобретением и исполнительством занял прочное и весьма почетное
место. Если Бетховен совершил революцию, обнаружив сольные - более то-
го - тематические свойства литавр симфоническом оркестре, то М. И. Гузиков по сути построил новый инструмент и ввеел его в музыкальный обиход Европы. Правда, "черта оседлости" ксилофона была очерчена самим М. И. Гузиковым. С чем он приехал в Европу, что играл? Он исполнял собственные обработки для ксилофона пьес Н. Паганини, арий Дж.Россини, вариации и попурри на популярные оперные мелодии, импровизации, русские, украинские, белорусские и еврейские народные песни и танцы. И все это было не что иное, как сольный концертный салонный репертуар, а место этого инструмента, столь талантливо и прочно закрепленное Гузиковым, на долгие годы оставалось за ксилофоном. Еще совсем недавно, в середине XX века невозможно было представить себе эстрадный концерт - то, что мы сейчас называем "развлека-тельной программой" - без солиста виртуоза или дуэта солистов - виртуозов ксилофонистов.
Распространение ксилофона приняло настолько большие размеры, что ксилофон входил в качестве соло-инструмента в состав почти каждого концертного или, как его называли, салонного оркестра. Путь же в симфонический оркестр со времен М. И. Гузикова надолго был ксилофону заказан. И причиной тому был его характерный, достаточно яркий, не вписывающийся в привычную оркестровую краску звук. И было это до тех пор, пока К. Сен-Санс в
1874 году не заметил эту краску и не ввел ксилофон в партитуру симфонической поэмы "Пляски смерти". С тех пор
этот инструмент стал потихоньку, время от времени, а затем все чаще звучать в произведениях разных композиторов.
Благодаря сухой, щелкающей, несколько костяной окраске звука, ксилофон применялся поначалу в изобразительных целях: при изображении "стука костей" в "Пляске смерти" Сен-Санса; устрашающего пощелкивания зубами злой кикиморы и стремительно несущейся в своей ступе Бабы-яги ("Кикимора" и "Баба-Яга" А. Лядова), при обрисовке белочки, щелкающей золотые орешки в "Сказке о царе Салтане" Римского-Корсакова.
Еще раз разглядим ксилофон М. И. Гузикова. Как уже говорилось, в нем 28 пластин, что в этой модели примерно
равняется двум с половиной октавам. А можно ли увеличить диапазон, приблизив его к диапазону основных, соответствующих ксилофону по тесситуре оркестровых инструментов (например,скрипке, флейте, гобою и т. д.)?
Для этого обратим внимание на способ расположения пластинок в пространстве. Он прост: от исполнителя -
вперед, во вне, то есть руки движутся при игре от себя и, наоборот, к себе. Таким образом, длина рук плюс 10-15 см.
длины палочки. Прибавим сюда легкий - в пределах естественного - наклон корпуса вперед, причем рост исполнителя не учитываем, так как на ксилофоне играли не только рослые люди, но и карлики (понятно, что высокому исполнителю легче дотянуться до самых дальних пластин). В результате, диапазон ксилофона М. И. Гузикова за сто с лишним лет увеличился всего лишь на пол-октавы.
Проблемы игры в разных регистрах в ансамблях ксилофонистов, то есть в дуэтах, столь удачно введенных в концертный обиход в 1939 году замечательными исполнителями Т. Д. Егоровой и солистом оркестра ГАБТа В. П.Штейманом, изобретательный Владимир Павлович решил просто, изготовив второй ксилофон в более низком диапазоне.
Но не так просто было решить проблему весьма все еще узкого диапазона ксилофона для солистов-виртуозов,
особенно в такой части их репертуара, как различные переложения, транскрипции и попурри из известных классических произведений. Особенно "болезненны" были пассажи, плавное, либо стремительное движение которых должно было "ломаться" вынужденными переносами в самых неподходящих подчас местах. Все-таки расположение клавиш "четырехрядки" было несовершенное. Был ли выход из этих неудобств: с одной стороны - ограниченный выбор тональностей, с другой - ограничение диапазона?
Выход, конечно, есть, если решить, что расположение М. И. Гузикова в 4 ряда - не единственное.
В четырехрядном ксилофоне каждая пластинка расположена как бы параллельно телу исполнителя, а в кхмерском
варианте каждая пластинка перпендикулярна исполнителю. Такая система позволяет, или, точнее, диктует необхо-
димость располагать пластины не "от себя - вперед", а "слева направо" (или "справа налево"). А это означает, что
пластинок справа налево можно положить столько, сколько нужно, так как нет нужды тянуться к крайним из них
предельно вперед, рискуя, потеряв устойчивость, упасть на сам инструмент. Для этого достаточно сделать шаг влево или вправо. Именно поэтому ансамбли маримбафонистов в Гватемале играют на гигантских по диапазону маримбах.
Именно так строятся народные инструменты в Юго-Восточной Азии, Африке и Латинской Америке. Американцы, кстати говоря, не знали о существовании 4-х рядного ксилофона.
Для удовлетворения "ксилофонных" потребностей в европейском, а затем и в своем, американском оркестре,
они взяли за образец гватемальскую маримбу и изготовили инструмент, соответствующий диапазону, используемому в партиях ксилофона. Мало того,они увеличили этот диапазон еще на пол-октавы, доведя его таким образом до скрипичного и сделав практически всю скрипичную литературу доступной для этого инструмента, который мы для удобства изложения называем "двух-рядным". Но современные строители так называемых "молоточковых" ("mallets") деревянных инструментов на этом не остановились, соединив диапазоны ксилофона и маримбы, получив третью разновидность деревянных инструментов - ксилоримбу.
Итак, обе разновидности ксилофонов - 4-х-рядный и 2-х-рядный - по своим техническим возможностям суть
разные инструменты. При несомненном родстве - главным образом в характере звука - техника игры на них связана с
расположением пластин и формой палок. Сугубо своеобразная система расположения клавиатуры, ставящая перед
исполнителем целый ряд труднейших аппликатурных задач и возможность исполнения лишь двумя палочками на 4-х-рядном ксилофоне сильно проигрывает системе расположения инструментов, рожденной опытом многих поколений и на сегодняшний день наиболее удобной и простой из всех возможных - 2-х-рядного. Помимо характерной остроты и пронзительности звучания 4-х-рядного ксилофона, маримбе доступно особенно мягкое, "бархатное" звучание благодаря возможности смены жестких палок на мягкие (до 3-х в каждой руке). А самое главное - неограниченный диапазон (исполнитель беспрепятственно передвигается от одного края инструмента к другому). Несомненно, видно, какими значительными преимуществами по сравнению с 4-х-рядным обладает 2-х-рядный ксилофон. Можно еще добавить удобство всех тональностей и доступность читки с листа.
Ясно, что "битву" за свое выживание 4-х-рядный ксилофон, увы, проиграл, и образцы этих инструментов постепенно превращаются в музейную редкость, в раритеты. И тем не менее, 4-х-рядный ксилофон сыграл свою роль в истории развития ударных инструментов и имеет свое блестящее прошлое. "Золотой век" ксилофона, столь блестяще провозглашенный М. И. Гузиковым, продолжался довольно долго, вплоть до середины XX века. В нашей стране в середине 20-х годов на концертной эстраде появились первые солисты-ксилофонисты - маги и волшебники 4-х-рядного ксилофона. Своим искусством они оказали серьезное влияние на последующие поколения исполнителей. Благодаря им появился целый пласт сольной виртуозной литературы (по образцу, предположим, блестящей скрипичной литературы XIX века). К числу первых российских "звезд" прежде всего отно- сятся К. Фишкин, И. Троянов, М. Раскатов, Т. Егорова, В. Штейман. В последующие годы искусство виртуозной игры на ксилофоне успешно развивалось. Из следующих поколений особенно выделялись А. Емельянов О. Хведкевич, М. Масловский, Н. Курганова, К. Михеев, М. Эйхгорн.
В 1939 году впервые на советской эстраде прозвучал дуэт ксилофонистов. Т. Егоровой и В. Штеймана. Впоследствии некоторые солисты ведущих оркестров Советского Союза, такие как В. Снегирев, А. Огородников, Э. Галоян, параллельно с работой в оркестрах стали успешно выступать на концертной эстраде в качестве солистов-ксилофонистов.
Что же касается 2-х-рядного ксилофона, то на сегодняшний день он значительно "сдал" свои позиции: виртуозное сольное исполнительство - в прошлом, а слишком яркий, плохо сливающийся с другими инструментами, подчас назойливый тембр ксилофона заставляет композиторов и исполнителей искать другие инструменты - более совершенные по звучанию и технике. Таким инструментом в последние десятилетия уверенно становится маримба.
Сейчас маримба стоит даже чуть особняком к остальным ударным. Богатые технические и темброво-звуковые характеристики поставили ее в ряд с классическими инструментами (очень красива в обработке для маримбы Чакона ре минор из партиты № 2 И. С. Баха).В Европе и США регулярно проводятся конкурсы и фестивали исполнителей только на маримбе, показывающие, насколько этот инструмент самостоятелен и состоятелен (кстати, на серьезных международных конкурсах участникам предлагают на выбор к исполнению несколько инструментов разных фирм-изготовителей). В России пока, к сожалению, не настолько высок уровень сольного исполнительства маримбистов, чтобы составить конкуренцию зарубежным музыкантам. Исключая Москву и Санкт-Петербург, многие учебные заведения не имеют концертных, и даже
учебных инструментов, коих выбор велик настолько, что при покупке возникает невольный вопрос, какой фирме, и даже фирме какой страны отдать предпочтение. Сейчас насчитывается более двадцати крупных предприятий, для одних из которых изготовление маримб - основной профиль, для других же отдельное направление производства.
Но ксилофон и маримба - деревянные инструменты, правда, современные технологии позволяют изготовлять
синтетические инструменты из келона и акусталона, более дешевые и долговечные. Келон используют, как правило, в учебных заведениях, а концертная маримба из палисандра имеет несравненно более богатый тембр и выразительность (здесь и разница в цене).



Создан 11 апр 2013



bigmir.ru